Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

арни

водка + селедка = смысл жизни

А. С возрастом люди теряют ощущение, что можно все. А можно действительно все. Все можно! Особенно выпьешь иногда и чувствуешь: все, все можно. Потом протрезвеешь и опять ничего нельзя. Пьешь и думаешь: что угодно может произойти. Протрезвеешь - и опять ничего нового. Именно над этим состоянием душ Антон Павлович Чехов плакал бессонными ночами.

B. Мне вообще достаточно самого маленького, самого никудышного чуда. Я удовлетворилась бы даже абсолютно бесполезной сверхспособностью - например, умением, сидя в Питере, слышать, как потрескивает на морозе кремлевская звезда. Или силой мысли дразнить обезьян в зоопарке. Если хотя бы раз оброненный карандаш не упал, а повис в воздухе, я и то была бы счастлива и тут же поняла, что все можно. Не уверена, что не писала об этом раньше, но да хуй с ним.

C. Все вокруг выглядит так, будто бога не существует. Ну какой может быть бог в мире, где в шаверму крошат котят? А я думаю, бог просто прячется. Даже зло он придумал специально, чтобы получше замаскироваться. Пусть все думают, что жизнь пуста и бессмысленна. Это правильно. Это хорошо. Из творения не должны торчать уши его автора.


Комментарий трезвеющего Джонни Деппа:
Абсолютно непонятно, как возможно быть счастливым. Не хватает чего-то настолько важного, пусть неназываемого, но важного, что совершенно невозможно быть счастливым. Можно только царапать себе лицо и тоненько подвывать. Или обмануть себя, что все ОК, и, допустим, посвятить себя водному поло. И до гробовой доски заниматься водным поло, беззвучно подвывая.
арни

золотое густое вино в свой гранёный стакан наливайте



Если карассы все-таки существуют, то мой - под катом и плевать, что я динамлю встречи.
Встречайте: небожители, сладчайшие, алмазы моего сердца, все такое:

Collapse )


P.S. № 1 Даже у Ийоночки бывают сантименты.

P.S. № 2 Подавляющая часть фотачек - из чужого поста с фотачками, который, на мой взгляд, незаслуженно обошли комментариями.

P.S. № 3 Четко ощутила, что моим любимым жанром должно быть т.н. дружеское послание. Заметьте, там обычно друзья уже разобщены, и лирический герой в припадке ностальгии призывает их вернуться к лирическим попойкам - во всяком случае, у Пушкина, который, кажется, трансформировал и углубил жанр, но я не уверена.

Дружеское братство - мифическое, а в мифе жить нельзя, по крайней мере человеку Нового времени. Для нас время линейно, оно имеет начало и конец, а мифологическую цикличность, когда ничего не меняется и каждый день пьянка, мы можем только воображать, придумывая себе счастливую молодость, Золотой век или какой-нибудь утерянный рай. Миф - достояние памяти и вечности.

Есть один персонаж, на примере которого мы можем наблюдать мучительную попытку воплотить мифологическое блаженство, - Обломов. Мечта Обломова - дача, жена, самовар, добрые друзья и поэтическая беседа на террасе, освещенной лучами заходящего солнца, - мечта Обломова явно почерпнута из дружеских посланий. Но он попал в пресное пространство романа и маялся, маялся, а полноты счастья так и не достиг. Впрочем, никто его не достиг, даже Штольц.

И только в вечности - только в вечности сияет нам нечто.

P.S. № 4 Цитата живого карпа будет из того самого стихотворения, "прекрасен наш союз". Место вроде неожиданное и политически сомнительное - про царя, но это отличный пример гармонизации, а без гармонизации Золотой век точно не наступит. Учитесь у Пушкена, твари.


Комментарий живого карпа:
Полней, полней! и, сердцем возгоря,
Опять до дна, до капли выпивайте!
Но за кого? о други, угадайте...
Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал Лицей.


Комментарий Джонни Деппа:
Однако это уже начинает надоедать. Эх.
арни

от портвейна к мохито

Поняла вдруг, что у меня страшный дефицит общения. Мало, редко, сдержанно. А раньше, помню, подружишься с кем-то, и вы говорите, говорите, не можете оторваться друг от друга, задумываете всякие безумные проекты, обмениваетесь самыми дорогими сердцу мыслями. Где все это?

Я знаю, знаю, что замкнута, эгоцентрична и вообще подвысохла. Тем не менее мне кажется, что изоляция - общее свойство людей моего возраста. Пик общения у всех в студенческие годы. Студент одинок, у него, как правило, нет пары, нет работы, он никто - и свободен. А значит открыт новым людям, интересуется ими живо, и друг может стать для него всем.

Но вот мы закончили учиться, и что? Одни детей рожают, другие погрузились в какую-то совершенно неожиданную карьеру (по крайней мере, гуманитарии, в силу невостребованности, всегда избирают занятия прямо-таки фантастические), третьи смотрят аниме. Общение есть, даже глубокое общение, но только в очень узком кругу, с самыми близкими. Нет уже той вселенской открытости. Нет стремления познавать кого-то, сильно отличного от тебя.

Тут ведь какая штука: в вузе все очень разные, но одного возраста и в одной лодке. Да, вот так тупо: дата рождения и необходимость каждый день приходить в одно и то же здание. Именно внешние обстоятельства сближают, а родственные души... когда с ними встречаешься только за мохито (бог ты мой, мохито вместо портвейна, до чего мы докатились!), что-то не то получается. Или они уже не родственные?

Неправильно, неправильно так думать, но я же вижу. Общение на работе тоже не катит. Там у всех слегка разные обязанности, разное положение, разный возраст. В конце концов, на работе работают, а в универе мы скорее жили, чем учились.

Все двадцатилетние - потерянные. Живет-живет человек, а потом раз, получает диплом и теряется, вы ведь тоже замечали? Потом мы найдемся, утвердимся в своей персональной нише, снова взглянем окружающим в глаза. Взгляд наш будет тверд и добр. Мы будем встречаться со старинными друзьями за мохито раз в два месяца и даже разговаривать о чем-то высокодуховном, но вот этого - "Есть в дружбе счасть оголотелое и судорога буйных чувств" - этого уже никогда не будет.

Простите меня за пафос, за откровенность, за примитивный слог.

Комментарий Джонни Деппа:
Прощаю.
арни

стремление к Абсолюту

Жрать водку, жрать водку и рыдать!


Вылить водки за шиворот и плясать на столе в дешевом кафе, плясать среди пластиковых стаканов и лужиц каберне. Споткнуться и разбить всю морду в кровь. Вылить водки за шиворот, а потом лежать, тихо поблевывая, в темном углу.


Жрать водку, самую дрянную водку, от одного запаха которой выворачивает наизнанку. Давиться, но жрать ее. Жрать за папу, за маму, за царя Николая. За всех усталых в чужом краю. За космос, в конце концов!


За Гагарина, за его блаженную улыбку, мерцающую нам сквозь шлем скафандра, подобно Вифлеемской звезде. За белых карликов и голубых гигантов, за Проксиму Центавра и Антарес, за нежные туманности во тьме. Жрать водку и рыдать, потому что космос невыносимо далек.


И хохотать обожженным горлом, хохотать над тленом этого мира, и просыпаться в канаве без юбки, с порванным ртом - какая разница, какая блядь разница по сравнению с вечностью.